?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Я родился в глубинке на востоке УССР в 70-х.
Хоть и жил я на Украине, но ни я, ни все мои знакомые не могли усомниться, что мы русские.
У меня было счастливое детство. В магазинах было все необходимое. Пусть без красивых оберток, но качественнее, полезнее, да и долговечнее чем сейчас. Мясо, молоко, шоколад был повседневной вещью. Красная икра на завтрак не считалась запредельной роскошью. Коммунальные услуги и энергоносители были дешевы. Квартиры выдавались государством бесплатно. Единственной проблемой того времени было – дождаться очереди на автомобиль.
В школе уроков языка и литературы, как русской, так и украинской было поровну. Правда, еще тогда меня смущал состав украинских писателей. Нравившихся мне Котляревского и Гоголя было несравненно меньше чем, например Шевченко, Леси Украинки и Ивана Франко, все творчество которых просто таки было пропитано нытьем на тяжкую долю украинского народа и обвинением в этом России. По иронии судьбы они имели мало общего с тем самым украинским народом, а уж Шевченко, как культурный деятель, всем своим существованием обязан именно русским. В общем, символом украинской литературы для меня стала нелепица в виде Павла Тычины со своим незабвенным «Трактор в поле дыр-дыр-дыр».
Именно в это время началась перестройка, гласность, Горбачев. Его популярность на Западе росла прямо пропорционально темпам опустошения полок в магазинах. Введение сухого закона – вместо сокращения потребления, вызвало скачкообразное появление водки во многих, до тех пор безалкогольных семьях.
1991. Всесоюзный референдум, где на второй вопрос «Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как единого государства» все ответили ДА, а засчитали, как НЕТ. Мгновенное обнищание народа, купоны, фантики, приватизация, обещающий лечь на рельсы Ельцин. Ельцин, а не Кравчук так как после отсоединения из национального тэлэбачэння было только УТ1, которое губительно сказывалось на моем восприятии реальности, и все новости я получал из российского телевидения. Как правило, все нововведения в России, о которых мы узнавали из телевизора, как-то незаметно вводились и на Украине. Челноки, безработица, отказ Украины от атомного оружия, неизвестно откуда повылазившие Рух и УНА-УНСО.
Паспорт, в котором, в графе национальность, внезапно появилось «украинец». Резко обнаглевшие поляки, венгры, прибалтийцы начали строить свою политику исключительно на оскорблении всего русского.
Мы прошли этот период с трудом. Из великой империи мы стали ее осколком, транзитной зоной из России в Европу, стремительно превратившимся в страну третьего мира. Кучму в народе уважали меньше чем Кравчука, но, по крайней мере, не презирали, как его наследников. На кандидатов в президенты никто не надеялся – улучшения не ждали. Голосовали лишь за того, кто обещал не лишать русский язык статуса государственного. Люди подсознательно хотели сохранить свои корни.
За Ющенко никто не голосовал, но кому нужны выборы, если есть Майдан. Первым шоком для меня стал дочкин свеженапечатанный учебник истории для 4 класса, в котором статья про Ющенко занимала места в несколько раз больше, чем статья о Великой Отечественной Войне. Соотношение уроков русского и украинского языка было приблизительно 1 к 8. Понятно, что сына я таскаю теперь в русскоязычную школу в другом конце города, для того чтобы свести соотношение языков хотя бы 1 к 2.
Ни на что негодный пасечник, кроме газового скандала и переименований улиц в честь Бандеры, подарка Румынии части страны, больше навредить не смог – Украина все еще не в НАТО. Премьер Тимошенко решала не столько задачи поставленные США, сколько задачи наполнения собственного кошелька. Янукович, вроде как неплохо справлявшийся с обязанностями премьера во времена Кучмы, став Президентом, показал себя гопником в государственных масштабах. Но до выборов мы так и не дожили.
Опять по надуманной причине собрался майдан. На сцене стояли все персонажи из прошлого майдана, только вместо Ющенко (видать не пустили – чтоб не дискредитировал остальных) стоял Тягнобок. Несогласные хотели было выступить против – но их назвали ватниками, титушками и быдлом. Все СМИ как по команде даже не пытались услышать аргументы антимайдана. Даже на востоке появились люди, искренне не понимавшие, почему я не хочу в Европу. Основная масса народа готовилась перетерпеть еще 4 года очередного пасечника. Но настало 22 февраля.
Как плевок в сторону востока – первый закон касался отмены статуса русского языка, как регионального. И я проснулся. Мы проснулись. Мы уже больше не хотели подачки власти в виде возврата русского языка. Мы сами хотели быть русскими. Крым провел референдум. Донбасс тоже.
Началось все в Одессе, продолжилось в Мариуполе. Остальные города осознали, что нужно бороться. И стар и млад, вставали на защиту своего города. Все ждали поддержки России. Но ее все не было. Люди с голыми руками выходили против БТРов. Мужчины гибли на блокпостах, женщин бомбили в городах. Но мы выстояли. И стали сильнее. И теперь мы не хотим быть гражданами России. Мы построим свою Россию. Новую. Новороссию. Где нет правительства, вредящего своему народу. Где нет олигархов. Где нет фашизма. В нашей родине дети жили лучше, чем родители – не может традиция прерваться на нас – мы не допустим.
Владимир Демченко.

"Братья Славяне"

Profile

bratyaslaviane
Газета Братья Славяне - за ЛНР и Святую Русь!
Газета "Братья Славяне"

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner