?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Язык в Киевской Руси во времена Ярослава Мудрого и Александра Невского был один. Язык этот, естественно, включал в себя несколько диалектов. Было бы странно, если бы их не было на столь обширных территориях, входящих в состав Киевской Руси. И сейчас жителя донской станицы не спутать с уральцем.

  Вот отрывок по первоисточнику «Повести временных лет... откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве «нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть», написанный на «словеньском языке», «а словеньскый язык и рускый одно есть»:

  «Въ лето 6370. изъгнаша варягы за море. и не даша имъ дани. и почаша сами в собе аладети. и не бе въ нихъ правьды. ивъста родъ на родъ. и быша усобице въ нихъ. и воевати сами на ся почаша. и реша сами в себе поищемъ собе князя иже бы владелъ нами и рядилъ по ряду и по праву. и идоша за море къ варягомъ къ руси...»

  Скорее сия «глаголь» родитель нынешнего русского слога, а не современного украинского, ибо русский человек с небольшим затруднением поймет текст, а галичанин, не обремененный знанием «российской мовы», вряд ли уразумеет, о чем речет летописец Нестор. Хотя он уверовал в доктрину украинских фундаменталистов, что монах скреб пером на древнеукраинском, от которого ещё в допотопные времена отпочковались все сущие языки мира.

Серьезные лексические различия речи жителей Московской и Южной Руси (Поднепровья) стали появляться в конце XIV века из-за исторических катаклизмов.



С середины XII века явственно обозначился упадок Южной Руси с центром в Киеве. Как будто предчувствуя роковую беду с Востока, начался постепенный исход русских князей и народа в слабозаселенную лесистую северо-восточную часть Руси. Киевская Русь постепенно перетекала в Русь Владимирскую. В конце XII века и митрополит Киевский перевел свою резиденцию во Владимир. «Территории вокруг Киева опустели в 12-13 вв., слишком часто разоряемые кочевниками, и были заселены в значительной степени тюркскими военными колонистами...» – писал Михаил Грушевский в «Очерках истории украинского народа».
«И Поднепровье, хотя и не пустело совершенно, хотя простой люд здесь оставался, совсем утратило культурную жизнь: она едва теплилась, найдя себе защиту лишь в некоторых монастырях. Население же не поднималось в своих интересах выше повседневных забот; некому было заказывать книги, иконы, ризы и дорогие украшения», – развивал свою мысль о катастрофическом упадке Киевской Руси Грушевский в «Иллюстрированной истории Украины».
Нашествие монголов довершило разложение Киева во всех отношениях: культурном, экономическом и политическом. Территория изначальной Руси опустела до такой степени, что примерно с 1275 года золотоордынские ханы махнули на эти территории рукой и перестали выдавать ярлыки на княжение в Киеве, ибо дань собирать было не с кого. И ничейная полупустошь в 1362 году без особых катаклизмов отошла к Великому княжеству Литовскому. Киевская Русь превратилась в предание «старины глубокой». Но она успела передать историческую эстафету Владимирской Руси.
В конце XIV века началось политическое сближение Польши и Литвы. Ещё до заключения в 1569 году Люблинской унии, возвестившей о создании государства Речи Посполитой, между ними установились союзнические отношения на основании Кревской унии, существовавшей с перерывами с 1385 года. С того времени киевские земли постепенно стали прибирать к рукам польские магнаты. И если русский говор Северной Руси совершенно не подвергся влиянию малочисленных финно-угорских племен, то в Южной Руси случилась беда.
«Нахлынула масса мелкой шляхты в роли панских администраторов, управителей поместий, арендаторов», – писал Д. Дорошенко в «Очерках истории Украины». Оставшееся в Поднепровье русское крестьянство подпало под власть польских панов. С того времени и началось формирование русско-польского диалекта...».
«Когда нет письменности, люди скорее меняют язык, чем когда она есть», – говорит о прописных истинах профессор Гарварда украинец Омелян Прицак. Чтобы общаться с многочисленной панской челядью, русскому неграмотному простолюдину пришлось ломать свой язык, дабы понимать, чего от него требуют хозяева. Смешно думать, чтобы образованная польская шляхта, чванливая и наглая до беспредела, могла снизойти до изучения местных обычаев и славяно-русского языка. Так появились в языке холопов во множестве польские слова: чуприна (шевелюра), кудлатый (косматый), шкира (кожа), цибуля (лук), рослина (растение), насиння (семена), жито (рожь), кошик (корзина), умова (договор), податок (налог), хвороба (болезнь), шинок (кабак), керувать (руководить), пануваты (властвовать), зошит (тетрадь)...
К двум сотням тюркизмов (куринь, куркуль, кавун, кош, килим, бугай, майдан, казан, кобза, козак, тын, байрак, могорич, кохана...) и прозвищам на тюркский лад (окончания -чук, -ук, -ко -ок) присовокупилось около 1000 польских слов, явив миру ядреную языковую смесь, которую украинствующие назвали «народной мовой». Оная и легла в основу украинского литературного языка, ускоренно изобретавшегося с середины XIX века горсткой провинциалов, открестившихся от имени русского. Ещё бы сотня лет польской колонизации – и в малороссийских хуторах от славяно-русского языка так же, как и от веры предков, остались бы лишь смутные воспоминания.
По-другому обстояло дело в городах, крупных местечках и монастырях. В них и низовое население было большей частью грамотным, а в монастырях вообще жил народ зело ученый. Ведь православному духовенству приходилось не только кропать летописи, переписывать религиозную литературу, но и вести результативные диспуты с католическим клиром. Настолько результативные, что Патриарх Никон, когда задумал реформу церковных обрядов, призвал в Первопристольную православных риторов из Малороссии.
В грамотности городское население Малороссии на тот момент, пожалуй, превосходило горожан великорусских посадов. Достаточно сказать, что они учились по «Грамматике» «многогрешного мниха» Мелетия Смотрицкого, написанной в 1618-1619 гг. По ней водил пальцем и Михайло Ломоносов. Не случайно великий помор назвал «Грамматику» Смотрицкого наряду с «Псалтырью рифмотворной» Симеона Полоцкого и «Арифметикой» Магницкого «вратами своей учености». И только в 1755 году на смену «Грамматике» Смотрицкого пришла «Российская грамматика» Ломоносова.
«Народ образованный крепче стоит за свое прежнее, упорнее хранит свои обычаи и память предков» (Николай Костомаров, «Две русские народности»), потому в городах не случилось полонизации в той мере, в какой это произошло в селах. Достаточно почитать источники того времени. Например, Пересопницкое Евангелие (1555-1561 гг.), на котором клялся великоукр Ющенко. Оно написано на русском языке с очень незначительными вкраплениями польских слов.
«В начале было Слово. И слово было от Бога, и Бог был то Слово. То было на початку у Бога; и все речи через него Ся стали. А без него ништо не могло бытии, ежели и бысть... И свет во тьме светиться, и тьма его не обыймет...» – что здесь надо переводить для современного русского читателя? А вот для современного украинца сё уже «инозэмна мова».

Пакт Филиппа Орлика (которого украинствующие обозвали по свойски Пылыпом) также написан высоким русским штилем с мелкими вкраплениями полонизмов.
Первая страница легко читается: «Договоры и постановленя прав и вольностей войсковых межи Ясне вельможным Его милости паном Филиппом Орликом новоизбранным войска Запорожскаго Гетманом и меж Генеральным особами, Полковниками, и тым же Войском Запорожским с полной з обоих сторон обрадой...».
Здесь только одно слово несколько необычно – «обрада», означающее «отрада, радость». Но оно в ту пору звучало не только в Малороссии, но и в Великороссии. В частности, широко использовалось в Заонежье и соседних с ним районах Севера (http://www.prosv.ru/ebooks/lib/60_Kluev/Slovar’.rtf).
Рукопись Орлика «Word» почти не подчеркнул красной линией. Это означает, что даже для современного правописания русского языка текст не выглядит слишком неграмотным.

Но не будем о грустных мифах.
В городах Малороссии в значительной степени сохранился русский язык. Возвращение в 1654 году Южной Руси в лоно русского мира пресек дальнейшую полонизацию языка и культуры в целом. Однако на хуторах, где польская шляхта (особенно на Правобережье) по-прежнему владела значительными земельными наделами, обратный процесс был ослаблен.
Так, в Украине возникло двуязычие: русский язык в культурных и ремесленных центрах и русско-польский суржик в селах.
Даже мощная украинизация, начавшаяся сразу после прихода настырных большевиков к власти, встретила сильнейшее сопротивление в городах Украины. Уже в 30-х годах промышленные центры оставили в покое. Местные национально озабоченные кадры перешли к тактике ползучей украинизации. Но и она вплоть до 1991 года имела мало успеха. «Селюки», переселявшиеся в города, чтобы не выпадать из обоймы, мгновенно переходили на русский язык, ведь вся культурная, научная и техническая жизнь естественным образом определялась «великим и могучим».
Возникавшие в Украине могучие промышленные и научные центры цементировал русский язык. Он и сейчас остался языком науки и техники, да и культуры. Работников Южмаша, Киевского Авианта или Харьковского авиазавода – ну хоть убей, не заставить перейти на мову. Разве что до конца разгромить их и на обломках построить свинофермы.
Всё, что более-менее значительного создано в литературе и кинематографе, имеет печать русской культуры. Кто-нибудь видел хорошие украинские художественные фильмы, в которых бы герои разговаривали на державной мове? А украинскую литературу в Центре и на Юго-востоке читают по диагонали только родственники и близкие друзья «письменныкив». И это после невиданного ранее наезда на русскую культуру.
Право грешно отказываться от «великого и могучего», создании которого принимали деятельное участие лучшие сыны Малороссии. Русский язык и культура, развиваясь естест-венным образом (без искусственного взбад-ривания, которому подвергался русско-польский диалект) явили миру жемчу-жины мировой клас-сики. Американский видный философ и историк Макс Даймонт (ему виднее со стороны) в трактате-бестселлере «Евреи, Бог и история» от-метил мировое значе-ние русской литера-туры: «За пять тысяч лет своего существо-вания мировая литера-тура знала всего четыре великие литературные эпохи (первой эпохой иудаистский историософ, естест-венно, назвал книги пророков, затем следовали литература древней Греции и западноевропейского Ренессанса. – Авт.)… Наконец, четвертой была эпоха русского психологического романа 19 века. Всего за пятьдесят лет Пушкин, Гоголь, Тургенев, Достоевский и Толстой создали одну из величайших литератур мира».

Синдром «связистки Кэт»
Лет 20 назад лауреат Нобелевской премии по литературе поэт Бродский, сам не из православных, послушав на вечеринке в Нью-Йорке разгоряченные речи представителей украинской диаспоры, напомнил им о первородстве стихами сходными с Пушкиным.
Знал, о чем говорил. Когда человеку становится очень скверно (или очень хорошо), то с его языка помимо воли слетают слова на родном первородном языке – «синдром связистки Кэт».
Подобное случилось и с мегапересичным украинцем паном Ющенко. Из протокола допроса лекаря-массажиста Ющенко Юрия Десятского, массировавшего «мъязы» будущему народному президенту:
«Коли мене провели в квартиру, Ющенко В.А. сказав мені російською мовою: «Юра, мне очень плохо».
Если почитать расшифровки телефонных разговоров наших можновладцев, в изобилии гуляющих в Интернете, то мы не услышим мовы. Только русский или легкий суржик. В ответственные моменты жизни и многоречивая Тимошенко, и плодовитый украинский литератор Кучма, и бесстрашный Червоненко, и прочие «нутряные» украинцы отдают предпочтение «великому и могучему».
Смотрел документальный фильм про чудаковатого экс-мэра Киева. На вечеринке в «фамильном имении» Черновицкого по случаю дня рождения его супруги собрался цвет украинской политики. Ну, хоть бы кто из гостей чего-нибудь ляпнул на державной. Нет, только «москальская» с фрикативным южнорусским «г». Широкой компании «розбударей» Украины было тепло и уютно, потому сама собой лилась русская речь. Первородство, однако, дает о себе знать.
Даже Тарас Шевченко, назначенный гением украинской словесности, изливал в дневник свои сокровенные мысли исключительно русским слогом. Разве язык, на котором мыслишь, является чужим языком? Да и нехитрый его стих имел мало общего с современным «мовоязом».

Учи польский
Сейчас украинский язык развивают ускоренными темпами в сторону всё более широкого ополячивания. Мне знакомый редактор газеты подарил «Польско-российский словарь» со словами: «Учи украинский». И впрямь, заслышав по телевизору незнакомое слово, я тут же обращаюсь к польскому толмачу за справкой, и он редко меня подводит. Так, узнал, что «исконно» украинское слово «розбудова» явное заимствование из польского (rozbudova – развертывание строительства).
Не поленившись, я за несколько дней нащелкал в словаре около 600 слов, взятых у поляков безвозмездно для внутреннего украинского пользования. А там, где у ляхов слово смахивает на русское, как правило, спешно куется новоукраинский логос. Зачастую такая «поковка» прямо ломится юмористам в репертуар. Может, нам, отбросив ложный стыд, начать изучение в школах «jezyk polski» как единственно верный на территории Украины? Если шляхта подарила нам название страны, подсобила с гимном, то чего ломаться?

Не отрекайтесь любя.
Очень важно донести до людей, что русский язык не является в Украине чужеродным, а напротив – есть нашим. Для большинства граждан страны он является языком, на котором они мыслят. Потому необходимо уточнить термины «родной язык» и «национальность», не затуманивая их наукообразными и идеологическими глупостями. Вот как, например, классик российского кино Владимир Бортко в интервью «Российской газете» определяет этническую идентичность человека: «Я так считаю, я родился и вырос в Киеве, я знаю украинский, это в буквальном смысле для меня материнский язык. Но думаю и говорю я по-русски. Язык, культура определяет национальную принадлежность».
Много знаю людей, не изъясняющихся на украинском ни на работе, ни в кругу семьи, читающих своим деткам на сон сказки Пушкина и Чуковского, но полагающих, что если они проживают в Украине, то и определять себя обязаны украинцами, а мову считать родной речью. Абсурд! Люди сбиты с толку антирусской пропагандой. Может быть, в опросный лист переписи следует внести графу «язык, на котором вы общаетесь с близкими».
Ну а пока мучается президент, страдает премьер, ропщут гаишники, да и хуторяне, обсевшие центральную власть, аки вороны, не без напряга изъясняются на языке, который всё больше становится похожим на один из польских диалектов.

Владимир Ветров

Profile

bratyaslaviane
Газета Братья Славяне - за ЛНР и Святую Русь!
Газета "Братья Славяне"

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner