?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Некрофильство – особенность украинских учебников

В канун Майданека-2 по долгу любящего деда довелось близко познакомиться с несколькими учебниками по украинской словесности, рекомендованными Министерством образования. Почему бы дедушке не поинтересоваться, чем пичкают моих жизнерадостных внучат. Впечатление от «занимательного» чтива осталось тягостное… Как будто мне устроили экскурсию по травматическому отделению районной больнички, с обязательным посещением палаты №6, а от туда прямиком препроводили познакомиться с достопримечательностями сельского погоста. Обосную.

«Общая задача учебника – помочь школьникам освоить художественный язык народной поэзии и древней литературы. Учебник включает в себя пересказы древнеиндийских поэм «Рамаяна» и «Махабхарата», поэмы Гомера «Илиада» и стихотворения русских поэтов, в которых использованы мотивы гомеровского эпоса» – так представлен в России учебник «Литературное чтение. 3 класс». Вот такой планетарный размах у русских педагогов. Украинские коллеги в этом плане глубоко провинциальны. Ничего другого, кроме местечковых литераторов, детям не предлагается.

Например, учебник «Читанка. Підручник для 4-го классу», составленный Н. Скрипченко, О. Савченко, В. Волошиной, хрестоматия «Украинская детская литература», собранная И. Луценко, А. Подолынным, Б. Чайковским, и «Хрестоматия украинской литературы для 5 - 7 классов» Н. Левчика и О. Калинчук состоят исключительно из произведений известных украинских классиков (неведомых миру) вперемежку с писателями и поэтами явно сельсоветовского пошиба.

Удивительно, но в них нет даже таких титанов мировой литературы, как Пушкин, Толстой, Чехов, специально писавших для детей. Оно, может, и к лучшему, т.к. читать их в переводе на украинский язык – это противоестественно. Впрочем, может, я привередничаю. Но сие не самое неприятное. Изумляет сама подборка «творiв». А может, дело и не в подборке, а в разрухе в умах составителей?

«Как вы яхту назовете, так она и поплывет».

Больше всего в собранных в учебники сочинениях достается «знедоленiй» «безталаннiй» «країні». Уж, как только Украину и ее народ не оплакивают в произведениях для обязательного чтения! Наверное, нет более несчастной страны и ее народа, чем Украина и украинцы. Полное ощущения окраинности судьбы.

Шевченко – наше все, специально для детей не писал, потому составителям сложно было отбирать произведения Тараса Григорьевича, переполненные сценами казацкого кровавого разгула, потому упирали на поэмы, где образы «матерi-страдниці» и несчастной доли самого классика и его земляков на первом месте. «Не дав мені бог нічого», «Як би ви знали, паничі, де люди плачуть живучи…», «І тебе убогу, кинуть в пекло... Не цвіти ж, мій цвіте новій, ... зав’янь тихо поки твоє серце не розбите» (Маленькій Марьянi. Вот такая «колискова» для маленьких деток), «Мені аж страшно як згадаю оту хатину край села», «Чорнiше чорної землі блукають люди…», «…зажурилась Україна, така її доля». И т.д. до полного забвения всякого оптимизма.

Другая величина украинской литературы – Леся Украинка – развивает Кобзаря (вернее, подборка ее произведений). «До тебе, Україно, наша бездольная мати… моя ти Україно мила, кохана, моя безталанна мати». «Тяжка годинонько! Гірка хвилинонько! Лихо спить… Жить сльози лить» («Колискова»). Смотрю я на своих жизнерадостных внучат, зубривших эту убаюкивающую мазохистскую «прелесть», «та й думку гадаю», не приведи Господь, когда станете родителями, над колыбелью своих деток начитывать из этих сборников заупокойных!

Другой лейтмотив с добрым участием подобранных произведений – ее величество Смерть, неустанно дежурящая свою жертву, и сопутствующие этому процессу болезни, ранения и увечья. Вот неполный перечень произведений с оттенком садизма: «Кривенька качечка», «Бідолашко», «Перебите крило», «Сироти», «Сирітська думка» и т.д. Герои-дети «педагогических поэм», и не только они, как правило, умирают от голода («Хлiба»), от ножа злого татарина («Олеся»), от кромешной резни («Роксолана»), от казацкого разгула («Січові гості»), от рук солдат-«москалей»(«Батько и син»), люто хворают вместе со всей семьей («Маленький грішник»).

«Педагогические поэмы».

Хрестоматийный рассказ «Ялинка» Михаила Коцюбинского просто бьет наповал описанием случая родительской заботы. Повествуется о том, как батько, из желания по-легкому срубить деньжат, отправляет своего 12-летнего пострела в морозную темь везти елочку панычам на Новый год. Ехать лесом недалече, с часик. За труд барином обещано три рубля. Отец сказался «слабким» (может, животом не ко времени маялся или в запое пребывал. Классик не заостряет внимания на хвори родителя), и потому без всяких опасок погнал сынулю на ночные заработки. Как водится, отрок сбился с дороги и чуть не угодил к волкам на ужин. Только утром, когда болезный папанька очухался, то с легонцой поехал искать потерявшегося сына. Всё, слава Богу, закончилось хэппи-эндом. Едва живого пацана нашли господские люди. Думаю, после такого рассказа обязательно возникнуть неприятные вопросы по части вменяемости папаши.

Рассказ «Школяр» А. Тесленко из той же оперы. Там батяня лупит своих четверых деток «деркачем», «та по пиці халявами», чтобы не поднимали хай на тему покушать. Вот такие, понимаешь, «педагогические поэмы».

Не могли учебники обойти сокровенную тему «нахаб-москалiв». Впрочем, попутно достается татарам, ляхам и «жидам» (пардон, так у классиков). О лепте Шевченко в это дело умолчу. Скажу только, что шевченкомания не знает границ и здорово напоминает культ Ленина – «родного и близкого». Вместо основателя Украины с протянутой рукой теперь везде воздвигаются постаменты лобастого угрюмого гения украинской словесности, которого никто никогда по доброй воле не читает, и не будет читать, даже под угрозой оказаться в окопах АТО.

От прочитанного стойкое ощущение, что «Вкраїна мила» находилась средь бандитствующих народов, алчущих унасекомить незлобивых укров. Безбрежное море горя разлито по страницам учебников. Не то что друзей нет, но и попутчиков не видно. Одна Украина в бушующем мире врагов-кровососов!

Жизнеутверждающего начала во всех хрестоматиях явно не достает. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что «Хрестоматия для 5-7 классов» повеселее будет. Там даже Остап Вишня четырьмя «гуморесками» нарисовался.

Я тоже в школе изучал украинскую литературу, но что-то не припомню такого количества хитов про «нудьгу» и «знедоленнiсть». Учебник литературы, тем более для младших классов, по определению обязан не столько учить, сколько воспитывать юные души, должен дать им импульс оптимистичного мировосприятия. Известно, чем больше мы концентрируем свое внимание на положительных моментах жизни, тем лучше это для позитивного отношения к самой жизни.

«Любое представление может стать САМОИСПОЛНЯЮЩИМСЯ пророчеством. Чтобы претворить в жизнь наши положительные замыслы, мы должны ДЕЙСТВИТЕЛЬНО стремиться к тому, что вообразили, и искренне в это верить» – Элвуд Чепмен. Это он изрек: «Хочешь быть счастливым – будь им». Можно только добавить: если не хочешь быть счастливым – читай украинские учебники по литературе и пой с утра до вечера «Ще нэ вмерла…».

К слову, учебники по истории Украины представляют свод тех же «светлых» мифов и сказок. Чего стоит такой перл из введения учебника по истории для 7-го класса: «Найдавнiший перiод в iсторiї українського народу – стародавнiй – тривав понад 140 тис. рокiв». Здесь уже надо разбираться врачам соответствующих специальностей. Впрочем, это тема другого разговора.

Остается только порадоваться тому, что власти новороссийских республик приняли верное решение: в школах переходить на российские учебники.

Артём Луганский

Profile

bratyaslaviane
Газета Братья Славяне - за ЛНР и Святую Русь!
Газета "Братья Славяне"

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner